Top.Mail.Ru

Образ Кутузова в романе Толстого «Война и мир»

Толстой, высмеивая культ «великих личностей», за изображение которых ратовали буржуазные историки, считал, что ход исторических событий определяет народ. Взгляды писателя выражает в произведении истинно народный полководец, герой 1812 года. Образ Кутузова в романе «Война и мир» позволит увидеть широту и многогранность его личности, оценить богатство его исполинской натуры.

Л. Н. Толстой

Воспоминания современников о Кутузове

Из наблюдений современников, которые находились вместе с Кутузовым в военных походах и операциях, это несколько другой человек, нежели в романе Толстого. Люди, работающие с ним рядом, видели главнокомандующего не только при параде, но и когда он встречался с войсками перед боевыми действиями или, сопровождаемый многочисленной свитой, отдавал те или иные приказания.

История сохранила и наблюдения за Кутузовым в те минуты, когда с него спадала служебная маска военачальника. Из главных черт его характера современники (в частности, А. А. Щербинин, прошедший всю войну при главной квартире) отмечали раздражительность и вспыльчивость:

А. Б. Голицын

  1. А. И. Михайловский-Данилевский, столкнувшийся с ним по служебному вопросу, писал, «что он был вне себя от гнева».
  2. Р. Вильсон отмечал: «Фельдмаршал очень сердит». Наблюдая за общением Кутузова с Лористоном, он определил «по жестам маршала, что он находится в весьма возбужденном состоянии».
  3. А. Б. Голицын так описывает разговор фельдмаршала с Беннигсеном: «Разговор продолжался долго, сперва рассуждали хладнокровно, потом Кутузов, разгорячившись и не имея, что возразить на представление Беннигсена, сказал…».

Недовольство полководца Кутузова по каждому поводу отмечает Маевский: «Светлейший жестоко разругал генерал-квартирмейстера»; «Он сохранил для нас древний характер и российской грубости, и русской доброты». Изобилие в речи бранных слов сильно отличало его от изображенного в сочинении Толстого мудрого военного командира, пускающего все сражения на самотек, надеявшегося на их божественный исход.

Но великого главнокомандующего нельзя назвать слезливым стариком, который постоянно дремал во время боев и зачитывался любовными романами в момент докладов своих подчиненных. На самом деле этот человек отличался трезвостью ума и властностью, доходящей иногда до жестокости.

Противоречивые наклонности в его характере можно объяснить его личностными качествами и служебной ролью, которую он вынужден был играть еще при Екатерине.

Служебная карьера заставляла его соответствовать салонно-придворному поведению: показной любезности и приторности, некоторой притворности и расшаркиванию. Но эти светские условности не могли лишить человека властности и авторитетности в области его служебных обязанностей.

Таким образом, люди, которые встречались с Кутузовым ежедневно, считали привычным для себя видеть его сидящим в задумчивости над картой, слушающим донесения, иногда в плохом настроении, ругающимся, добивающимся победы в споре. Люди, видевшие полководца редко или встретившиеся с ним случайно, замечали его кисельно-лебезящим, галантным и угодливым с дамами, умиленно ласковым с солдатами.

Примеры сочинений по роману «Война и мир»:

Характеристика полководца

Характеристика полководца

Портрет полководца Кутузова в произведении писателя воспроизводится на основе отдельных деталей и замечаний автора, разбросанных по всему содержанию романа. У него тяжелая походка: ходит «медленно и вяло», читатель видит его «жирную шею», «пухлое, изуродованное раной лицо», иногда освещаемое «чуть заметной улыбкой». Из разговоров солдат можно сделать вывод, что они уважают своего командира:

  1. «Сказывали, Кутузов кривой, об одном глазу?».
  2. «А то нет! Вовсе кривой».
  3. «Не… брат, глазастей тебя, сапоги и подвертки — все оглядел…».

Во время смотра войск в октябре 1805 года в Австрии Кутузов прямо заявляет австрийскому генералу, настаивающему на соединении австрийской армии с русской, что в данный момент это соединение невыгодно. Он показывает «печальное положение, в котором приходили войска из России», ведя своеобразную дипломатическую игру. Не желая обострения отношений с союзниками, Кутузов очень умело и тонко ведет переговоры:

  • «поклонился, не изменяя улыбки»;
  • «кротко улыбался все с тем же выражением, которое говорило, что он имеет право предполагать это»;
  • «тяжело вздохнул, окончив этот период, и внимательно, и ласково посмотрел на члена гофкригсрата».

Образ Кутузова

Австрийцы не смогли уговорить русского главнокомандующего выступить на их стороне в войне с Наполеоном. А когда представитель союзной страны произносит заготовленную фразу о том, что, не участвуя в военных действиях, «славные русские войска» потеряют свои былые заслуги перед миром, Кутузов не смог сдержаться. Он, вспомнив, как в письме герцог Фердинанд расхваливал своего помощника генерала Маха, который в недавнем сражении с французами сдал врагу всю армию, ответил, что при таком талантливом помощнике они и без участия России одержат победу.

При появлении же генерала Маха Михаил Илларионович, оставив свои колкости, сделался простым и великодушным в общении. Талант полководца у Кутузова проявился при отступлении по Дунаю. Он не стал губить армию, как Мах под Ульмом, а решил дождаться войск из России. Отступая, «атаковал находящуюся на левом берегу Дуная дивизию Мортье и разбил ее». Изнуренное и ослабленное русское войско после этой победы не только не отступило с поля сражения, но и прогнало врага с территории.

Аустерлицкое сражение

В ноябре 1805 года правительство России планировало провести Аустерлицкое сражение, навязываемое французской армией. Кутузов был против, так как знал, что победа будет не на стороне русских. Совет обсуждал план сражения австрийского генерала Вейротера, проигнорировав мнение своего главнокомандующего. Против императора последний не пошел и смирился с реальным положением сил.

Перед сражением полководец выглядел усталым и раздраженным. Он, сидя на лошади, по-стариковски согнувшись, тяжело зевал.

Однако при встрече с императорами России и Австрии Кутузов как бы встряхивается и принимает вид подневольного человека. С демонстрацией искусственной почтительности, которую не мог не заметить Александр I, отдал им салют. По его поведению было видно, что, зная исход предстоящего сражения, Кутузов как бы и не особенно стремился его начинать.

Аустерлицкое сражение

И только после указания императора он «передал приказ к наступлению». И если в командовании войсками он был связан по рукам и ногам, то как воин вел себя храбро и мужественно. Когда неожиданно появились французские войска, и в русских полках началась паника, Кутузов, видя, как бегущую толпу остановить невозможно, кинулся с остатками свиты навстречу вражеским выстрелам.

Адъютант Болконский, поддержав своего командира, «побежал вперед с несомненной уверенностью, что весь батальон побежит за ним». После поражения в Аустерлицком сражении Кутузова почти отстранили от дел и в правительстве о нем забыли. Ему отказывали в светских приемах, «называя придворною вертушкой и старым сатиром».Только в начале Отечественной войны 1812 года Кутузову доверили командование Петербургским и Московским ополчениями.

Отступление и победа при Бородине

Бородинская битва

В критический момент 1812 года, когда российской армии угрожала реальная опасность, император вынужден был уступить мнению большинства русских военачальников, которые давно предлагали назначить Кутузова главнокомандующим русскими армиями. 17 августа полководец принял решение дать наполеоновской армии сражение под Бородином. Со слов Андрея Болконского, в «этом старике» оставались «одни привычки страстей и вместо ума одна способность спокойного созерцания хода событий».

Михаил Илларионович понимал, что «есть что-то сильнее и значительнее его воли, — это неизбежный ход событий». Размышления князя Андрея наводят на философскую мысль Толстого о том, что все исторические события совершаются независимо от чьей-либо воли, даже если это воля самых выдающихся людей.

Сражение под Бородином, по его мнению, было бессмысленным, и русских оно приблизило «к погибели Москвы», а французов — «к погибели всей армии».

В ходе боев Кутузов «не делал никаких распоряжений, а только соглашался или не соглашался на то, что предлагали ему». По своему долголетнему опыту он знал, что ни начальники, ни место, где происходит сражение, ни количество солдат и орудий не могут привести к желаемой победе. Он верил только в «неуловимую силу, называемую духом войска». Но даже при успехе в Бородинской операции русские не могли начать контрнаступление, Кутузов не считал возможным защищать столицу.

Отступление и победа при Бородине

На военном совете в Филях некоторые генералы предлагали сражение за Москву, чего старый полководец Кутузов и большинство других такое решение не одобрили. Это объяснялось тем, что переброс армии с правого фланга на левый может быть опасным. Было принято отступать и оставить Москву, чтобы впоследствии одержать полную победу над Наполеоном. Оставив врагу Москву, Кутузов сохранил русскую армию, а позднее, 6 октября, одержал победу при Тарутине, что стало толчком для бегства наполеоновской армии.

Выступая перед воинами Преображенского полка, он благодарил всех за верную службу Отечеству, говорил кратко и лаконично: «Победа совершенная, и Россия не забудет вас. Вам слава вовеки!». Таким образом, вся жизнь и деятельность полководца Кутузова была направлена к цели, единой с волей народа и Отечества. Он никогда не ставил свое мнение выше других, не смотрел ни на кого свысока, не играл никакой роли, был самым простым и доступным для всех человеком

Нет комментариев

Добавить комментарий

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Это интересно
Adblock
detector